ПОСЛЕСЛОВИЕ ко 2-й части Повести-2

Вернуться к Четырнадцатой главе Второй части Повести-2


.

Повесть о счастье, Вере и последней надежде.(НЕОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ВАРИАНТ)

.

Часть Вторая. …иногда так хочется, чтобы они были

.

ПОСЛЕСЛОВИЕ ко 2-й части ПОВЕСТИ-2

..

И неужели за свою малую толику прегрешений мы будем вариться в одном и том же смолокипящем адовом котле вместе с Николаем Кровавым, сталиным, гитлером, уничтожившими миллионы и миллионы не в чём неповинных людей?

Голос из Ничто: А ТЫ БЕС МЕЛКИЙ, хотел отдельно от горя людского устроиться, в раю блаженном, например, — молись…

Молись, кому говорю!…

ПОСЛЕСЛОВИЕ ко Второй Части

Было время, когда мы планировали, что наша книга «Повесть о счастье, Вере и последней надежде» будет состоять всего из трёх частей.

Как это и бывает в нашей жизни, последняя внесла свои коррективы и на самом деле сейчас вырисовывает аж целых Пять.

Голос из ничто: Почему?

Когда человек белкой в колесе вращается по конвейеру жизни, отягощённый бесконечными бытовыми заботами и треволнениями проживаемого дня, у него не так уж и много времени.

— того особого времени, чтобы задуматься – разве только кто-нибудь рядом вдруг сдохнет, ну ладно, пусть будет окочурится – чур меня, чур! — он не понимает по-настоящему: где он живёт и как. Но придя в морг, поглядев на усопшего в строгой окантовке гроба, а затем и на кладбище сплошь и рядом в крестах и стелах, заглянув в уже закрытые навсегда чужие глаза, задуматься …

Голос из ничто: О чём?

…Я не говорю уже о том, чтобы задуматься: а зачем я живу?

Впрочем, есть люди, которые ухитряются даже при встрече со смертью (естественно, чужой) отстраниться от ненужных мыслей… Да, Действительно, жалко родственника, друга, коллегу, но—самого себя жальче.

Голос из ничто: Ну что?

Я это к тому, что для большинства настоящее осознание, наверное, приходит всё-таки не в настоящем, а только лишь впоследствии. Когда настоящее становится прошлым, и иногда уже очень отдалённым. И только тогда возникает какая-то весьма припозднившаяся мысля, и непонятно, зачем она возникает — ведь ничего уже не изменишь… Разве только попишешь — какими дураками мы были… Ничего не изменишь.

Вот и мы решили—пописать, какими дураками мы были…

Х* Х* Х*

Первую главу Повести я опубликовал в уже далёком декабре 2014 года. После того, как летом того же года, — наш сын погиб. Ушёл трагически и неожиданно.

Попытка сохранить его память.

Думалось. Что Повесть напишется быстро, тем более жизнь сынка оказалась коротка как мгновение. И вроде как по большому счёту описывать не особо чего.

В общем, хотелось как лучше, но получилось как всегда…

Через месяц уже будет 6 лет как Ярослав нет с нами. Сайт Памяти Ярослава благополучно вычеркнут из интернета. Во всяком случае Яндекс не даёт его в поиске. Кто постарался? Убийца или так получилось само собой. Я думаю, что без разницы…

Чудес не бывает, НО…

Это первая часть Повести. Её заголовок совпадает (к счастью или не кстати!) с заголовком уже нескольких книг нескольких авторов… Поэтому мы поставили в конце НО с замечанием: НО — это не ню…

Хотя…

Ну ладно, пусть будет так.

Первая часть—это хотя и неполное, но всё равно повествование о знакомстве главных героев. Наиболее художественное. Почти как псевдоисторический любовный роман. Оно вдруг ворвалось в их жизнь неожиданно достаточно и точно так же неожиданно разорвалось.

— Когда мы знакомились, мы не понимали, что мы были счастливы неизбывным, но таким незаметным и неосознаваемым счастьем… Простым человеческим счастьем просто жить

О, как мы были счастливы! (Печальная усмешка). И о том, как всё это началось—чисто случайно…

Голос из ничто: И вы полагали, что ваше счастье никогда не кончится. Не так ли?

А нам казалось, что всё не то и не так и всё чего-то не хватало… И казалось, что перед нами встают бесконечные проблемы, а до счастья, до настоящего счастья так далеко… А если оно и будет, то оно будет—где-то впереди…

Конечно, всего этого рассказать невозможно. Да и не нужно. В конце первой части должна по всем законам была стоять точка. Но этого не случилось. Вмешалась женщина…

 

…Что та жизнь, которой мы жили и которая казалась нам такой – ну скажем так, средней хреновости, именно она в действительности была настоящим счастьем, таким большим, таким могучим. Но мы этого не ценили. Нам было всё как-то не так и не то как-то… Мы считали, что счастье — где-то впереди!

Чтобы осознать это своё счастье, должны были пройти годы, чтобы напоследок утопить нас в настоящее чёрное и безысходное горе, горькую беду…

Когда я в октябре 2014 года начал писать первую часть, то пошло всё так тяжело и я, прочитав написанное, — я затосковал, что это никто читать не будет: мало того, что не отшлифовано и не оформлено как след, так ещё и сплошная ‘депрессуха’.

, конечно, можно было опрокинуть всю эту «депрессуку» на читательскую голову и ткнуть ему в глаза…

Мне показалось это несправедливым.

Я ведь и сам, — до этого, — был не самый большой охотник ходить по кладбищам…

Тогда я стал придумывать что-то смешно нелепое и тому подобное и вставлять в текст как сны вставляются в нашу жизнь, чтобы встать утром со свежими силами и хоть как-то скрасить тяжёлый эмоциональный фон… Выспишься, глядишь и утром – полегче…

Сильно это не помогло, хотя читатели уже есть. Пишу для женщин, а читают меня преимущественно мужики, а если читательница – то непременно, почему-то, поэтесса… а я с рифмой — не бэ, ни мэ, ни кукарэку…

Но альтернативы нет.

Сейчас эта первая часть под названием « Чудес не бывает, НО » закончена неокончательно.

И именно она лежит на мошковском Самиздате. Ещё более ранний вариант опубликован на целом ряде других Братских Могил—так я называю сайты самопубликации.

Наиболее аутентичный вариант Первой части находился и будет находиться на нашем сайте Мужество Жить (Памяти Ярослава) Как на основном, так и на зеркале сайта… Более того, в последнее время

— Будет ли заново переписана эта уже написанная Первая Часть?

Хороший вопрос. И я думаю, что текст её действительно будет переписан.

Не полностью. Но частично — да.

Во-первых, жизнь продолжается, декорации меняются и этот бурный поток что-то неизбежно вымоет из текста, а что-то точно так же неизбежно приплывёт в него течением времени..

— Дак все эти слова – в воле нашей, — ответил автор, — давайте переделаем, пока ещё горит свеча…

Текст может пойти своим развитием в несколько направлений…

Прежде всего в сторону постмодернистическую — путём расширения разного рода накруток… В том числе и фантазмов. Наличие Чёрной Женщины как бы благоприятствует этому… Есть мысль сделать Попугая Кёшу (Спасибо за подсказку Натаниэлле) второстепенным, но показательным персонажем… Останавливаюсь лишь тем, что пока мне неясно в чьей семье это русскоговорящее животное «Попка дурак» будет жить: у Веры или у Старшего Брата…

Но может пойти и в сторону реалистическую. Советы и подсказки со стороны Ольги Деви направляют в эту сторону… При этом элементы потока сознания будут убираться с читательского пути:

  • Путём объяснения что к чему относится и откуда взялось на самом деле
  • Введением дополнительных связующих элементов в виде сцен, диалогов или даже просто монологов…

Не исключаю его развития и в сторону автобиографическую…

Сейчас текст Первой части шлифуется. В ней уже порядка пятнадцати главок, а может — будет больше. В своё время Усовершенствованный, но всё равно — не окончательный текст выкладывался на Дамском клубе. Там он оброс некими интересными, а порой и важными комментариями, и я думаю, что это вполне себе интересные комменты, которые после обработки обязательно войдут в текст. Но потом нас вежливо и аккуратно пододвинули с уважаемого ресурса.

— Извини, — подвинься!

Мы вежливо и аккуратно поблагодарили за эту подвижку.

Кроме того, будут примечания к каждой главке Первой части, поскольку текст перенасыщен аллюзиями, и хотя бы часть из них надо обозначить — пусть будут для общего развития.

Ведь действие август-сентябрь 1987 года происходит в обстановке, которая сейчас абсолютно непонятна для современной молодёжи. Непонятна настолько, что они не понимают, почему такое насыщенное социалистическим счастьем и коммунистическим бездельем СССР накрылось вдруг ни с того, ни с сего—медным тазом перестройки. А потом и реставрации капитализма.

Естественно, что наиболее полный и аутентичный текст, в котором есть немножко то, чего нет ни на мошковском Самиздате, ни на Дамском клубе, ни где-либо ещё- я выкладываю на этом нашем сайте Мужество Жить (Памяти Ярослава)… Как на основном, так и на зеркале сайта… Более того, в последнее время

Х* Х* Х*

«… ИНОГДА ТАК ХОЧЕТСЯ, ЧТОБЫ ОНИ БЫЛИ…»

Вторая часть Повести: «… иногда так хочется, чтобы они были…» — это вторая часть Повести о счастье, Вере и, последней надежде.

Как и предполагалось, она стала трудной. Начал её писать в мае 2017 года, а завершил вот только сейчас. Ровно три года. А вот самой трудной ли, — это ещё вопрос. Основная проблема— по сравнению с Первой частью она стала нечитабельной примерно на порядок. Значительно отдалилась от художественного повествования… И приблизилась к мемуарам.

Это простой , т.е. достаточно вычурный, рассказ о начале семейной жизни простой сначала советской, а потом российской простой семьи с теми же самыми, что и у сотен тысяч других рядовыми проблемами реставрации капитализма в отдельно взятой резервации… И тут, в процессе написания, произошло столкновение с реальностью.

Конечно, мне с самого начала было ясно. Что это абсолютно не мемуары. Хотя по форме именно мемуарное начало вышло на поверхность. Чтобы этому противостоять, действительные местности стали заменяться вымышленными. Я стал уходить от прямого списывания с натуры..

Часть из того, что написано не попало на страницы, чтобы не обидеть лиц действовавших. Так как хотя и под псевдонимами, но они… Появились пропуски. Так до сих пор в полном виде не опубликована глава-описание свадьбы. Не попало—но не пропало. Оно есть. Может, ждёт своего часа…

Может, не дождётся.

В Чудес не бывает, НО был хоть какой-то интерес: встретились парень и девушка—ХЭ или не-ХЭ хотя бы? Хо хо не хо, а ха ха…

Но и то сказать, что редкий читатель не то, что долетит до середины моего бурного словесного потока, но и в воду поопасится войти …

Вторая часть «… иногда так хочется, чтобы они были…» начата с того места, как судьба совершенно неожиданно снова свела наших героев, об их свадьбе и дальнейшей семейной жизни героев в Москве, рождении сына и т. п. В общем, скука беспросветная, но зато тоже очень похожая на сон, то есть — на жизнь нашу… Или ещё одно подтверждение того, что суженого и на коне не объедешь…

Хотя ведь как ни крути и не верти, но сны делают нашу жизнь разнообразнее и красочнее… Пусть даже кошмарно красочнее и сочнее… Вы сможете прожить не спавши, без снов? Нет, конечно. Все люди должны обязательно хорошенько выспаться и накошмариться ночью. Чтобы с достоинством и мужеством вынести все дневные кошмары наяву.

В общем, вторая часть, вполне естественно, оказалась ещё неинтереснее первой, и там не оказалось девиц, танцующих канкан, и пошла идти наперекор тому, что говаривал правнук арапа Петра Великого: «Все жанры хороши, кроме скучного» — а я вот пишу в самом скучном жанре… но снова процитирую (я же как-никак постмодерн творю!):

Судьба, насмешница, шалунья
Определила так сама:
Всем глупым: счастье — от безумья,
Всем умным — горе от ума!

Единственно отличие, что про политику во второй части = всё меньше и меньше… Объясняется это просто. Неотправленные Письма имели своего постоянного читателя— штатного оперумолокоченного. А в те годы, описанные в Повести-2, его сдуру возьми и отмени?! А если читателя нет, кому писать? — неинтересно становится… Хорошо. Что его сейчас восстановили… — моего единственного читателя по долгу евонной службы наблюдать и бдеть. Чтобы я не написал ничего лишнего…

Но—не дождётесь!

Ничего не дождётесь от Мастера показывать Маргарите полный и толстый кукиш в тонком и пустом кармане.

«Есть ли жизнь во вселенной?»

Непонятно. Да, действительно, непонятно, потому что пропущен ряд кардинальных моментов, сцен, диалогов и даже один поступок— которые именно они сделали бы «… иногда так хочется, чтобы они были…» гораздо понятней и ближе читателю…

Но мы не специально запутываем читателей, это вынужденная позиция… Которая объективно почему-то ведёт к путанице.

Сейчас эта Вторая часть Повести уже завершена. И тоже как всегда—завершена неокончательно. И тоже как Первая часть будет шлифоваться.

НАША ГРЁБАННАЯ ЖИЗНЬ

«Наша Грёбанная Жизнь» (Заголовок ориентировочный, но пока ничего адекватнее нет и не предвидится) — третья часть о жизни героев Повести о счастье, Вере и последней надежде.

Третья часть—это первых потерях, но мы уже с сыном—Ярославом. О том. Как он пойдёт в школу. Как будет учиться, дружиться и так далее (Как всегда, о нём немножко). Но больше всё-таки о другом. О нашем герое—Феде.

Период очень непростой. Началась реставрация капитализма. Найти в возвращающейся на круги своя сокрушённой, но не раскаявшейся и не покаявшейся стране своё место непросто. Вокруг наших героев одни перемены.

Наш герой пытается поменять судьбу…

ПРЕДСМЕРТНЫЙ ЧАС

«ПРЕДСМЕРТНЫЙ ЧАС» — четвёртая часть Повести о счастье, Вере и последней надежде.

Наверное, пик, наверное, вершина семейного счастья.

Голос из ничто: Почему час? Один час из жизни в полстолетия?

Потому что эти годы с 2000 по 2014 лет, эти пятнадцать лет пролетели как один час… Оправдывая пословицу, что счастливые часов не наблюдают. Хотелось написать—как одно мгновение… Тьфу, и ваших нету!
Ещё раз большое спасибо. Заходите на наш сайт. Или его зеркало. Будем рады.
С уважением, Пётр Казимирович

А почему вы сразу всё объявляете? – читать будет неинтересно!

Изначально основной целью повествования ставилось отнюдь не интрига, не занимательность повествования. «Повесть о счастье, Вере и последней надежде» — это единственное произведение, которое предназначалось к распространению бесплатно – это ведь память. Я вообще отказываюсь понимать, как можно книгу о погибшем сыне — продавать?! Это что значит — наживаться на его гибели?

Это вы его специально убили, чтобы на его гибели заработать деньги..

Дак после его смерти, нам не то, что деньги, нам и сама наша жизнь не нужна… Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно!

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ЖИЗНИ

«Жизнь после Жизни» — это будет последняя пятая часть Повести о счастье, Вере и последней надежде.

Наверное, это будет самая полезная (а может быть, даже самая интересная) для будущих поколений читателей часть. Хотя и самая тяжёлая…

О жизни двух «живых трупов», пустой, бессмысленной и бесполезной … В общем, я ещё раз вас разочарую… Жизнь потеряла для нас всякий смысл… заботиться о чужих детях? Дак мы и своём-то не очень заботились, и рос он как сорная трава в поле… Эгоисты потому что. Тем более—о чужих как-то не с руки…
Впрочем, всё в Воле Божией…

(Продолжение следует)